Осетины в Императорском Конвое

Ч-1

В Российской Империи служба в Конвое Государей Императоров была весьма  престижной и почетной. Здесь мечтали служить многие, но довелось лишь избранным. Среди тех, кто нес службу при Высочайших особах, были и представители маленькой Осетии. Путь их представителей было и не так много, но, самое главное, что все они с честью исполнили возложенные на них обязанности, ни в коей мере не посрамив своего народа.

Ч-1

Собственный Его Императорского Величества Конвой ведет свое начало с 1811 года, когда была основана Черноморская гвардейская сотня – из сынов героической Запорожской Сечи, переселившихся на Кубань. Затем, в 1828 году был образован лейб-гвардии Кавказско-горский полуэскадрон, в котором проходили службу представители знатных кавказских народов. В 1832 году в составе Конвоя появилось новое подразделение – команда Кавказских линейных казаков. В дальнейшем, за более чем вековое существование, в составе Конвоя произошло лишь несколько существенных изменений.

К началу XX века Конвой состоял из 1-й и 2-й Кубанских и 3-й и 4-й Терских казачьих сотен. Его численность в мирное время составляла 520 нижних чинов и 25 офицеров, в военное – 611 нижних чинов и 25 офицеров. Командир Конвоя был в чине генерал-майора, его помощники – полковники, а сотни возглавляли есаулы.

С образованием Кавказско-горского полуэскадрона (позднее эскадрона) в рядах Конвоя служило много кавказских горцев. Это было связано с тем, что в те годы начала разгораться Кавказская война и Государь Николай I принял решение привлечь горские народы на службу в свой Конвой. С одной стороны Император стремился показать горцам, что не боится их, и даже доверяет им свою охрану (свою жизнь и жизнь своих близких). С другой стороны горцам надо было показать Россию, Санкт-Петербург, жизнь страны которой они противостоят, убедить их в том, что Россия не стремится их уничтожить, а желает дружбы и мирного существования.

В Кавказский горский эскадрон Конвоя набирали представителей самых влиятельных, знатных представителей горских народов. Нередко это были близкие родственники, и даже дети тех, кто воевал с Россией. После службы в Конвое и возвращения домой они рассказывали обо всем увиденном и тем самым влияли на своих сородичей. Как бы сейчас сказали, они создавали положительный имидж Российского государства в глазах горцев. Таким образом, привлечение горцев к службе в Конвое было весьма умным и дальновидным шагом Николая I, сыгравшем свою роль в успешном завершении Кавказкой войны. Все горцы, побывавшие в Конвое, становились верными сторонниками России, это же передавалось их детям и внукам.

Офицеры в парадной исторической форме на 100-летие Конвоя.

   Офицеры в парадной исторической форме на 100-летие Конвоя.

Особо стоит подчеркнуть, что в этот период в Конвое было значительное число представителей именно тех горских народов, которые более всего воевали с Россией – дагестанцев и черкесов. Что опять же соответствовало плану Николая I. По этой же причине, осетин тогда там было меньше чем других горцев, а те, что были – из числа мусульман. Зачем было привлекать в Конвой православных осетин, если они и так вместе с Россией – такой политической формулой руководствовались в тот период.

С окончанием Кавказской войны изначальная идея Кавказского горского эскадрона отпала и его расформировали. С этого времени из числа горцев лишь осетины-казаки проходили службу в Конвое.

Первым офицером из осетин, поступившим в Императорский Конвой, стал Игнатий (Асланбек) Михайлович Туганов. 25 октября 1829 года, в чине корнета он был зачислен в Конвой и служил там до 1844 года, когда был произведен в полковники и назначен в Кавказский корпус. В дальнейшем Туганов стал первым осетинским генералом.

Следующим в Конвое оказался Кази-Магомет Дударов, куда был зачислен в 1846 году из штабс-капитанов милиции. К сожалению, служил он недолго, так как скончался от болезни в 1849 году.

В том же 1846 году в Конвой был зачислен и поручик Магомет Дударов. Конвойцем он оставался до 1861 года, когда, уже будучи полковником, был назначен командиром Терского конно-иррегулярного полка. При этом отметим, что с 1850 года в рядах Конвоя он лишь числился, состоя при начальнике военно-учебных заведениях. Как и Туганов, Магомет Дударов стал генералом.

В 1852 году в Конвой поступил корнет Элькон Абисалов из дигорских старшин, в будущем генерал. В 1863 году он был отчислен из Конвоя подполковником по армейской кавалерии. Далее вновь служили Дударовы. В 1853 году Инал Дударов, а с 1858 по 1862 – Тембулат Дударов.

С 60-х годов настал черед осетин-казаков. С 1864 по 1869 год в Конвое находился Захар Васильевич Валаев. С 1869 года Михаил (Магомет) Давыдович Алдатов. В 1878 году он скончался чине ротмистра.

В 1873 году здесь начал службу корнет Даниил Иванович Гажеев из станицы Новоосетинской. Ранее он служил в Конвое Главнокомандующего Кавказской армии. Был награжден георгиевскими крестами 4-й и 3-й ст. С 1885 по 1888 год Гажеев командовал лейб-гвардии 1-й Терским эскадроном Императорского Конвоя.

Осетин-конвоец.

    Осетин-конвоец

В 1880 году в Конвой был зачислен поручик Созрыко Хоранов. Он уже служил здесь с 1869 по 1874 год оруженосцем, а затем юнкером. Хоранов покинул Конвой вскоре после убийства Императора Александра II в 1881 году.

Двадцать лет прослужил в Императорском Конвое Дмитрий Константинович Абациев, уроженец села Кадгарон. Участник русско-турецкой войны (за отличия в которой получил георгиевские кресты 4-й, 3-й и 2-й ст.) и Ахал-Текинской экспедиции (награжден Золотым оружием), он поступил корнетом  в Конвой в 1884 году. Затем командовал Терской сотней, был помощником командира Конвоя. В русско-японской войне он командовал Уссурийским дивизионом, а в Первой мировой войне – дивизией и корпусом (был награжден орденом св. Георгия 4-й ст.). Это был выдающийся офицер и единственный из осетин, кто в те годы прославился как талантливый полководец.

В 1901 году в ряды Конвоя был зачислен Константин Гажеев, сын ранее служившего здесь Даниила Гажеева. Возможно, его ждала такая же блестящая карьера, как и отца, но в 1906 году он скончался от болезни.

С 1902 по 1911 год в составе 1-й Кубанской сотни Конвоя служил брат Дмитрия Абациева – Давид Абациев.

До командира сотни Императорского Конвоя дослужился Александр Данилович Тускаев из станицы Новоосетинской. Начав службу сотником в 1902 году, в 1912 году полковником он был переведен из Конвоя в Волгский полк ТКВ. В 1916 году командуя 2-м Сунженско-Владикавким полком он погиб на фронте Первой мировой войны.

Конвоец Амиранов.

          Конвоец Амиранов

В 1908 году в Конвой был зачислен сын генерала Хоранова – Михаил. В 1912 году он был переведен подъесаулом в 1-й Верхнедудинский полк. В дальнейшем он участвовал в Первой мировой войне, служил в Татарском конном полку и за боевые отличия был награжден Георгиевским оружием. После участия в Белом Движении он эмигрировал и скончался во Франции в 1942 году.

Тяжелые испытания выпали на долю Григория Петровича Татонова. В 1906 году хорунжим он был зачислен в Конвой и прослужил в нем до расформирования части. С 1915 года он командовал лейб-гвардии 4-й Терской сотней, в составе которой в 1916 году участвовал в боях Первой мировой войны, за что был награжден Георгиевским оружием. После отречения Императора и переформирования Конвоя, он был произведен в полковники и назначен командиром Терского гвардейского дивизиона, с которым отбыл на Терек, где Терский дивизион закончил свое существование. Участвуя в Белом движении, полковник Григорий Татонов скончался в 1918 году.

Таким образом, всего 16 офицеров из числа осетин служили в Собственном Его Императорского Величества Конвое. Из них сотнями (эскадронами) командовали Д.И. Гажеев (1885-1888), Д.К.Абациев (апрель 1902 – май 1904), А.Д. Тускаев (август 1910 – август 1912) и Г.П. Татонов (март 1915 – май 1917).

Присутствие осетин в Императорском Конвое, конечно же, не ограничивалось офицерами, в нем гораздо больше их было среди нижних чинов, многие из которых в дальнейшем стали офицерами, а некоторые даже генералами. Служба в Конвое стала для них неким трамплином для дальнейшей успешной военной карьеры.

Так нижними чинами в Конвое начинами службу будущие генералы Исай Гайтов, Инал Кусов, Созрыко Хоранов, офицеры Кубади Абисалов, Петр Валаев, Андрей Галаев, Гуржибеков, Исай Гуцунаев, Кургоко Кубатиев, Мисост Кубатиев, Индрис Кундухов, Василий Хетагуров, Михаил Сеоев и многие другие.

Если рядовой конвоец или офицер показывали себя с лучшей стороны, то часто его дети или братья тоже принимались в Конвой. Поэтому здесь было много династий конвойцев – отец и сын Гажеевы и Хорановы, братья Абациевы, Кубатиевы и т.д.

Притом, что основною обязанностью конвойцев была охрана представителей Царской семьи, это была военная часть, которая не раз отлично показала себя в боях и походах.

В войне с Турцией 1877-1878 годов 2-й Кубанский и Терский эскадроны Конвоя были двинуты против турок в составе Дунайской армии. 12 апреля 1877 года Государь произвел всем собранным на границе, в Кишиневе, войскам смотр, во время которого был объявлен манифест о войне. Государь поздравил войска с походом, а Конвою при этом сказал: «Благодарю вас за молодецкую службу при Мне! Поручаю вам Брата (Великого Князя Николая Николаевича)! Берегите его, а когда он пустит вас в дело, то, надеюсь, будете молодцами и не посрамите славу ваших отцов!» Командовавший тогда Терским эскадроном ротмистр П.Т. Кулебякин написал по этому случаю песню «С Богом, Терцы».

22 августа того же года Терский эскадрон заслужил свой Георгиевский штандарт и покрыл себя бессмертной славой геройской своей атакой на турецкую пехоту в бою под Ловчей. Неприятель не заметил движения терцев, а когда увидел, принял их за своих черкесов. Тем временем эскадрон построился фронтом и с расстояния в 50 шагов бросился с гиком в шашки. Неожиданный удар произвел на турецкую пехоту ошеломляющее впечатление. Произошла страшная резня и все смешалось. Турки побежали назад, а там их блестяще атаковал Владикавказский казачий полк. Увидев своих станичников, конвойцы еще более воодушевились и все вместе погнали неприятеля дальше… Позднее в этом районе насчитали до 4000 турецких трупов, при этом потери конвойцев составили лишь восемь человек раненых (один позднее скончался). Все участники этой блестящей атаки были награждены. В том числе Андрей Галаев, получивший георгиевский крест №37028. Позднее Галаев за боевое отличие был произведен в хорунжие.

За мужество и храбрость в боях с турками георгиевские кресты получили Исай Сеоев (№64529) и будущий полковник Василий Хетагуров (№64534). Исай Сеоев также был награжден прусским знаком боевого отличия. Не раз отличился и штабс-ротмистр Гажеев. Он получил чин ротмистра и орден св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом.

Вскоре после возвращения конвойцев в Санкт-Петербург их ждала страшная трагедия – 1 марта 1881 года в результате покушения был убит Государь Император Александр II. При этом были ранены все конвойцы сопровождавшие Монарха – ротмистр Кулебякин и семь нижних чинов (один умер от ранения). В числе раненых был уроженец станицы Черноярской Никифор Сагеев.

После этого покушения и последующих реформ Конвоя эпоха службы в нем горской знати окончилась. Кавказский горский эскадрон был расформирован и отныне Конвой пополнялся офицерами лишь из «природных казаков», которые прослужили не менее двух лет в строевых частях Кавказских казачьих войск, с цензом военных или юнкерских училищ. Из «природных» казаков Кубанского и Терского войск набирались и нижние чины. Таким образом, горцы имели мало шансов попасть на службу в Конвой, туда набирались только казаки. При этом среди офицеров Конвоя были и не казаки, но их принимали как исключение и лишь по специальному разрешению Государя Императора.

Терская сотня Конвоя.

              Терская сотня Конвоя

Так как в составе Терского войска были две осетинские станицы – Черноярская и Новоосетинская, то уроженцы их регулярно пополняли Императорский Конвой. Так на 1888 год в Конвое проходили службу нижние чины из станицы Новоосетинской: Иван Сампиев, Федор Бичерахов (отец известных братьев Бичераховых), Иван Бичерахов, Филипп Бегиев, Никита Барцагов, Игнат Аркалов, Аким Аркалов, Максим Хамилонов, Василий Бегиев, Николай Гоцунаев, Михаил Латиев, Алибек Машукаев и из станицы Черноярской: Михаил Есеев, Семен Загалов, Афанасий Хозиев, Семен Гулуев. Вплоть до 1917 года примерно такое количество осетин (от 5 до 15 человек) находилось на службе в Конвое.

Конвойцы отправляются на фронт, 1916 г.

   Конвойцы отправляются на фронт, 1916 г.

 

 

 

 

 

В годы Первой мировой войны конвойцы с первого дня боевых действий просились на фронт, но лишь в 1916 году им разрешили участвовать в сражениях. С начала на фронте побывала 1-я лейб-гвардии Кубанская сотня, а затем наступил через 4-й лейб-гвардии Терской сотни.

Перед убытием в действующую армию офицеров пригласила к себе Государыня Императрица. Она тепло попрощалась с ними, пожелав всем удачи и непременного возвращения живыми и здоровыми. Благословив офицеров, Александра Федоровна вручила каждому нательный святой образок и передала командиру сотни есаулу Григорию Татонову такие же образки для всех казаков. Великие княжны сделали офицерам скромные подарки.

13 июля 1916 года лейб-гвардии 4-я Терская сотня Собственного Его Императорского Величества Конвоя прибыла в Терскую казачью дивизию и была прикомандирована ко 2-му Волгскому полку. В составе сотни были: командир – есаул Григорий Татонов, младшие офицеры подъесаул Анатолий Федюшкин, сотники Константин Зерщиков, Николай Золотарев, Василий Скляров, 3 подхорунжих, 152 урядника и казака, 2 фельдшера и 5 денщиков.

Группа конвойцев.

         Группа конвойцев

Боевая служба терцев-конвойцев прошла в основном в Карпатских горах. Это был один из периодов особенно напряженной, изнурительной и тяжелой службы казачьих частей, когда им приходилось действовать большей частью в пешем строю, как обыкновенным пехотным полкам.

В сражениях особо отличился взводный урядник сотни Тимофей Бегиев. За мужество и храбрость, оказанные в бою 30 июля 1916 на высоте Рункул, он был награжден георгиевской медалью 3-й ст. №49145. А в бою 18 августа 1916 на высоте 1068 он, вызвавшись охотником вместе с пятью казаками, «под сильным огнем противника с явной опасностью для жизни вынес тело убитого сотника Золотарева», за что получил георгиевский крест 4-й ст. №851594.

4 октября 1916 года есаул Григорий Татонов получил приказ заполнить прорыв, образовавшийся между левым флангом 13-го Дон­ского и 2-го Сунженско-Владикавказского казачьими полками и высотами 1521 и 1200. Несмотря на горно-лесистую местность и темную ночь, доблестный есаул Татонов со своими казаками, презирая всякую опасность, под сильным артиллерийским огнем к утру 5 октября восстановил связь и заполнил прорыв. А затем удерживал позицию в течение двух суток, отра­зив все яростные атаки неприятеля. За этот бой есаул Татонов был наг­ражден Георгиевским оружием.

Всего 42 урядника и казака Терской сотни вернулись с фронта, награжденные георгиевскими крестами. Несколько человек стали полными георгиевскими кавалерами.

Конвой в эмиграции с Врангелем.

                  Конвой в эмиграции с Врангелем

После отречения Государя Императора судьба Конвоя не окончилась. В 1917 году он был разделен на Терский и Кубанский гвардейские казачьи дивизионы, которые, провоевав всю Гражданскую войну, ушли в эмиграцию, где спустя некоторое время, вновь объединились в Собственный Его Императорского Величества Конвой.

В 1955 году в состав Дивизиона Конвоя был переведен хорунжим Эльмурза (Георгий) Дзанчекович Мистулов, племянник прославленного генерала Эльмурзы Мистулова. С 1986 года он стал старшим офицером Объединения Дивизиона Конвоя и оставался им до своей смерти в 1990 году. Таким образом, Мистулов стал последним офицером Конвоя, и на нем фактически окончилась славная история этой старейшей части Русской армии, пережившей свою армию и Монаршую семью на более чем 70 лет.

 

 

 

osetia.kvaisa.ru